0

Под колпаком у Запада. Кабмин презентовал антикоррупционную стратегию

Правительство Дениса Шмыгаля подготовило четырехлетний план Антикоррупционной стратегии Украины. Согласно предварительным подсчетам, решительная борьба с коррупцией посредством выполнения стратегии позволит стране сэкономить около 200 млрд гривен.

Vesti.ua ознакомились с инициативой Кабмина и выяснили, насколько же «чудотворны» ее антикоррупционное свойства.

Коррупция в смартфоне

21 сентября на сайте Верховной Рады был зарегистрирован правительственный законопроект №4135 «Об основах государственной антикоррупционной политики на 2020-2024 годы». Реализация стратегии предусматривает:

  • оптимизацию функций государственных органов власти, наиболее подверженных коррупционным рискам;
  • формирование базы открытых данных и публичной отчетности о результатах борьбы с коррупцией;
  • усовершенствование механизмов привлечения коррупционеров к дисциплинарной, административной и уголовной ответственности;
  • формирование нетерпимости общества к коррупции.

Ответственным органом, который будет отвечать за реализацию антикоррупционной стратегии, определено Национальное агентство противодействия коррупции. В частности, НАПК должно обеспечить формирование «информационной системы мониторинга реализации антикоррупционной политики».

Эта норма предусматривает создание статистической онлайн-базы, где будет отражаться количество дел, которые регистрируются различными правоохранительными органами, количество лиц, признанных судом виновными в коррупционных правонарушениях, количество уволенных за коррупцию чиновников, данные о материальном ущербе и возмещенной компенсации по всем коррупционным делам, и так далее.

НАПК также обязано готовить ежегодный «Национальный доклад об эффективности государственной антикоррупционной политики», и до 1 апреля подавать документ в Кабмин, Верховную Раду и президенту.

В общем, ряд инициатив стратегии предусматривает своеобразную оцифровку коррупционного пространства страны. Посредством диджитализации не только государство, но и коррупцию поместят в смартфон, чтобы каждый желающий мог ознакомиться со сводками с официального «антикоррупционного фронта».

Догнать и перегнать показатели времен Януковича

Непосредственно сам законопроект состоит всего из 7 страниц, а вот пояснительная записка к нему занимает больше 40 страничек. Создается впечатление, что авторы документа сосредоточились не на выписывании механизмов и принципов борьбы с коррупцией, а на обосновании необходимости принятия антикоррупционной стратегии вообще.

Первая часть текста пояснений к законопроекту посвящена «описанию проблемы» на примере различных статистических показателей, рейтингов и социологических исследований. Практически с первых строк авторы документа признают неэффективность общей госполитики в части борьбы с коррупцией.

«Проблема, на решение которой направлен проект закона, заключается в том, что уже почти три года в Украине нет основного стратегического документа в сфере предотвращения и противодействия коррупции — Антикоррупционной стратегии. Это привело к разбалансированной и малоэффективной деятельности органов государственной власти, органов местного самоуправления и других публичных институтов в вопросах предотвращения и противодействия коррупции», — указано в пояснительной записке.

В документе приводятся весьма любопытные факты. Ссылаясь на данные Всемирного банка по показателю «Контроль коррупции», авторы фактически признают полный провал борьбы с коррупцией в период после Евромайдана.

«…в 2013 году соответствующий показатель составил «-1,1»; в 2014 году — «- 1,0»; в 2015 году — «- 1,0»; в 2016 году — «- 0,8»; в 2018 году — «- 0,9» (значение этого показателя является переменным от «+2,5» до «-2,5», где большее значение ассоциируется с меньшим уровнем коррупции)«.

Впрочем, кроме намеков, отраженных в рейтингах, инициаторы законопроекта приходят к четким выводам. Они признают, что антикоррупционная борьба, которая стала официальным стягом «революции достоинства» и свержения власти президента Виктора Януковича, оказалась фикцией. Более того, по ряду показателей ситуация даже ухудшилась.

В пояснительной записке приводятся данные исследования Global Corruption Barometer для стран Европы и Центральной Азии касательно «опыта предоставления неправомерной выгоды для получения публичных услуг». По этому показателю Украину обогнали только Молдова и Таджикистан.

«Опрос, проведенный Global Corruption Barometer в 2018 году показал, что коррупционный опыт (личный или членов семей респондентов) имели 41,5% опрошенных. Сравнение этих показателей с показателями, полученными в 2013 году, заставляет констатировать то неутешительное обстоятельство, что Украина осталась в той же группе стран, в которой была еще семь лет назад (тогда о наличии коррупционного опыта сообщили 37% респондентов)«.

Ссылаясь на цифры исследования НАПК, проведенного в начале 2020 года, авторы де-факто развенчивают мифы об «успешности» медицинской, судебной и правоохранительной реформ. Указывается, что больше всего украинцев имеют коррупционный опыт при получении медицинских услуг (57% среди пользователей этих услуг имели такой опыт за последние 12 месяцев).

«Ощутимо увеличилась доля населения, имеющего коррупционный опыт при взаимодействии с правоохранительными органами. Если в 2017 году без каких-либо проявлений коррупции с такими институтами взаимодействовали 81,1% респондентов, то в 2020 году — лишь 61,7% (при этом увеличилось вымогательство неправомерной выгоды же правоохранителями, использование блату и других неформальных связей, сами граждане также стали чаще предлагать определенные выгоды правоохранителям)», — сказано в пояснительной записке.

«Уменьшилась и доля тех, кто не имел коррупционного опыта при взаимодействии с полицией — с 79,7% в 2017 году до 73,4% в 2020 году«, — можно сказать, что это яркая статистическая зарисовка к реформе полиции, которую регулярно расхваливали все кому не лень.

Такая же тенденция наблюдается в судебной системе: «Увеличился опыт коррупции тех граждан, которые взаимодействуют с судебной властью. Если в 2017 году без проявлений коррупции с судами взаимодействовали 74,8% респондентов, то в 2020 году — только 63,2%».

В общем, в анализе коррупционной проблемы отмечаются сплошные «достижения» и «рекорды».

Запад с нами!

Формулируя принципы и инструменты антикоррупционной стратегии, правительство признает, что львиная доля «новшеств», как и инициативы предыдущих шести лет, зиждутся на имплементации международных обязательств, взятых перед западными «партнерами».

Не пропусти:   Первые данные экзит полов: Зеленский лидирует, Порошенко не проходит во второй тур

В значительной степени новая стратегия борьбы с коррупцией является описанием выполнения требований, которые зафиксированы последними меморандумами с Международным валютным фондом и Европейским Союзом.

В части антикоррупционных мероприятий со стороны МВФ выдвинуты следующие требования:

  1. обеспечение поддержки институциональной и операционной независимости Национального антикоррупционного бюро Украины (в том числе сохранение юрисдикции НАБУ, обеспечение возможности автономного снятия информации с транспортных телекоммуникационных сетей, сохранение ограниченного круга оснований для прекращения полномочий или увольнения директора НАБУ, проведение аудита деятельности НАБУ уважаемыми экспертами со значительным зарубежным опытом в антикоррупционных вопросах);
  2. обеспечение автономности деятельности Специализированной антикоррупционной прокуратуры, совершенствование процедур отбора ее должностных лиц, проведение аудита деятельности САП уважаемыми экспертами со значительным зарубежным опытом в антикоррупционных вопросах;
  3. обеспечение надлежащей деятельности Высшего антикоррупционного суда;
  4. внесение изменений в законодательство, которые дали бы возможность обеспечить в процессах отбора безупречную репутацию и добродетель членов Высшего совета правосудия. Для этого должна быть создана независимая комиссия для проверки потенциальных кандидатов и оценки их добродетели. Эта же комиссия должна провести такую ​​одноразовую проверку действующих членов ВСП. По крайней мере половину членов этой комиссии должны составлять эксперты с признанными этическими стандартами и судебным опытом, включая опыт в других странах. Таким членам должно быть предоставлено определяющую роль в комиссии;
  5. внесение изменений в законодательство о создании в Высшем совете правосудия постоянного подразделения инспекторов, которые будут осуществлять дисциплинарное производство в отношении судей и вносить рекомендации членам Высшего совета правосудия в отношении наложения дисциплинарных взысканий на судей;
  6. внесение изменений в законодательство о передаче судебного разбирательства образцовых административных дел в Верховный Суд как суд первой инстанции и Большой Палаты Верховного Суда как апелляционной инстанции;
  7. осуществление мониторинга имплементации законодательства о незаконном обогащении;
  8. совершенствование информации о конечных бенефициарных владельцев, содержащейся в государственном реестре.

В меморандуме с ЕС официальный Киев обязался выполнить такие требования:

  • введение электронной системы управления делами для Национального антикоррупционного бюро Украины и Специализированной антикоррупционной прокуратуры;
  • продолжение аттестации прокуроров;
  • совершенствование деятельности государственных и частных исполнителей, дальнейшее осуществление мер по возвращению активов государственных банков;
  • проведение конкурсных отборов на высшие должности в государственной службе и проведение конкурсных отборов на руководящие должности в антикоррупционных органах деполитизированными конкурсными комиссиями;
  • продолжение начатых реформ таможенной и налоговой служб;
  • создание органа по расследованию серьезных финансовых и экономических преступлений;
  • продолжение реформы корпоративного управления государственными предприятиями;
  • передача в ГП «Медицинские закупки Украины» полномочий по проведению всех необходимых централизованных закупок и создание независимого наблюдательного совета для этого предприятия.

Этот вагон и маленькую тележку обязательств перед коллективным Западом можно описать только «обреченной на бессмертие» фразой: «где вам реформ, бл*дь, еще не хватает?».

Управляемая коррупция

По утверждению экспертов Национального агентства по противодействию коррупции, реализация антикоррупционного плана даст эффект в виде экономии 200 млрд гривен, а реализация предыдущей стратегии 2014-2017 годов якобы сэкономила сумму, эквивалентную 6% от ВВП. Это очень сомнительные оценки, учитывая факты и данные, прописанные в пояснительной записке к законопроекту №4135.

Более того, творцы законопроекта приводят результаты исследований, которые отражают не только неэффективность антикоррупционной политики прошлых лет, но и ее тотальное невосприятие в обществе. При этом приводятся цифры из «канонических» исследований USAID (Агентства США по международному развитию).

«Исследование, проведенное в 2019 году, показало, что 44% респондентов считают коррупционные практики никогда не оправданными, еще 30% — неоправданными для большинства случаев. Похожими являются и результаты аналогичного исследования, проведенного в 2020 году — 42% и 31% респондентов соответственно», — указано в правительственном документе.

В целом, проблема внедрения антикоррупционной политики в Украине заключается в том, что ее главной целью не является борьба с коррупцией. Это назначение, скорее, можно считать производным или даже «побочным» от реализации генеральной линии внедрения антикоррупционных механизмов. Основная цель этих инициатив – сделать украинскую коррупцию управляемой и подотчетной обобщенному Западу. Это один из важнейших инструментов контроля в рамках контура внешнего управления Украиной.

Сущность антикоррупционных «реформы», в одном из интервью очень точно описал директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник.

«Антикоррупционная реформа под эгидой наших западных партнеров свелась к тому, что они просто установили контроль над нашими коррупционерами. Они получили в распоряжение их декларации, судебные и правоохранительные рычаги давления. Запад использует наших коррупционеров для достижения геополитических и экономических целей в Украине. Реальная антикоррупционная реформа так и не состоялась. Внешним игрокам не нужна Украина без коррупции, им нужна Украина с контролируемой коррупцией. Проблема украинских коррупционеров до «реформы» заключалась только в том, что это был внутренний процесс, неподконтрольный внешнему влиянию», — отметил эксперт.

В сущности, новая Антикоррупционная стратегия от Кабмина Шмыгаля – это продолжение процесса «окультуривания туземной» коррупции, и сосредоточения в руках западных «партнеров» рычагов влияния на внутриукраинскую политику.

Юлия Лебедева

Добавить комментарий